Юридическая информация

14193

Вопросы страхования в судебной практике

Рассмотрим один из наиболее волнующих перевозчиков вопросов –договора о страховке транспортных средств (casco) и обязательного страхования гражданско-правовой ответственности.

527       2010-03-05
14356

Арест имущества и денежных средств по решению суда

В последнее время, когда проблема взыскания долгов стала особенно актуальной для многих фирм логистики и перевозчиков, вопрос применения временных средств безопасности, а особенно – ареста имущества и денежных средств – в гражданских делах стал особенно важен. Постоянно опаздывающие расчёты, прекратившие деятельность и «пропавшие» фирмы, сомнения насчёт финансового положения должника, побуждают кредиторов обращаться в суд, как только сойдёт термин оплаты долга, прежде всего, добиваясь быстрого и эффективного ареста имущества и денежных средств должника.

Арест движимого и недвижимого имущества, имущественного права или денежных средств является предпочтительным средством обеспечения требования иска. Ареста имущества и денежных средств, как временного средства защиты, формально просят в большинстве исков и заявлений о выдаче приказа суда. Однако, суды такие просьбы истцов удовлетворяют и применяют арест имущества и денежных средств не в каждом случае.

В этой статье попробуем рассмотреть судебную практику в спорах, связанных с применением ареста  имущества и денежных средств в гражданских делах, при большой сумме иска. Несмотря на то, что суды первой инстанции решают вопросы применения ареста в гражданских делах всё еще достаточно противоречиво, в делах отдельных жалоб, рассматриваемых в судах апелляционной инстанции, сформировались некоторые критерии и правила применения временных средств защиты или расчёта их применять, которые коротко рассмотрим.

Большая сумма долга – основа применения ареста?

Одной из причин, на основе которой просят применить временные средства защиты (арест имущества и денежных средств) является большая сумма иска. При большой сумме иска, даже при отсутствии других сомнений, истцы обычно считают, что если суд примет решение в пользу истца, ответчик будет избегать выполнять решение суда только по этой причине – большой сумме долга. Однако, какая сумма долга (иска) является большой? Является ли долг 10 000 Lt таким большим, что должен применятся арест имущества и денежных средств ответчика? Почему суды иногда применяют запрашиваемый истцом арест в делах из-за нескольких тысяч литов, но отказываются применять арест в делах из-за десятков тысяч литов долгов?

Нужно признать, что в судебной практике сформулировано правило: исполнение решения суда может усложниться или стать невозможным тогда, когда имущественный спор между сторонами появился из-за большой суммы денег. В судебной практике признаётся, что большая сумма требования может объективно увеличить риск невыполнения будущего решения суда, поэтому это является основой для применения временных средств защиты (Определение Апелляционного суда Литвы в гражданском деле № 2-397/2005, 11 августа 2005 г, в гражданском деле № 2-105/2006, 9 февраля 2006 г, в гражданском деле № 2-782/2007, 29 ноября 2007 г и пр.). Однако, даже после сформирования такой установки, в судебной практике придерживаются мнения, что суды в каждой конкретной ситуации должны объективно оценить, является ли сумма долга для ответчика большой или нет, какое у ответчика имущественное положение и другие важные обстоятельства.

Так что, даже при большой сумме иска, фактическое  имущественное положение ответчика является одним из важных обстоятельств, которое суд должен оценить, при заявленном требовании применении ареста имущества или денежных средств.  Когда в деле есть доказательства, что сумма иска по стоимости его имущества, получаемым доходам размеру имеющего капитала, не является большой, объективная угроза об избегании исполнения решения суда может быть опровергнута, и у суда не будет более оснований применять временные средства защиты (арест) (Определение Апелляционного суда Литвы в гражданском деле № 2-136/2009, 12 февраля 2009 г). В гражданском процессе дела рассматриваются, придерживаясь принципа состязания сторон. Это значит, что каждая сторона обязана раскрыть обстоятельства, по которым становится основой своих требований и возражений (178 ст. Гражданского процессуального кодекса), поэтому ответчик, стремящийся к отмене применения ареста, должен предоставить доказательства, доказывающие его хорошее имущественное положение и финансовые возможности исполнить решение суда, если решение будет принято в пользу истца. Эти обстоятельства ответчики обычно доказывают предоставляя документы финансовой отчётности (баланса, отчёта прибыли-убытка и пр.), разных регистров (Недвижимости и пр.) выписки об имуществе, принадлежащем ответчику, через банковские счета проводимые объемы расчётов, подтверждающие банковские справки, страховые полюсы имущества и пр. Так что предположение, что при большой сумме иска, исполнение решения суда может усложниться или стать невозможным, не является абсолютным: суд должен оценить размер требуемой суммы не абсолютным размером, а принимая во внимание финансовые возможности конкретного ответчика, т.е является требуемая сумма иска очень большой для конкретного ответчика или нет. Сумма иска должна оцениваться  как большая или небольшая именно для ответчика, а не истца: даже если имея в виду имущественное положение фирмы истца, конкретная сумма долга считается очень большой, это не должно влиять на применение ареста, если такая сумма иска не является большой для фирмы ответчика.

Ни судебная практика, ни установки Гражданского процессуального кодекса не устанавливают конкретную черту суммы денег, переступив которую, сумма иска считалась бы большой. Примечательно только то, что в последнее время всё чаще суды первой инстанции отказываются применять арест имущества и денежных средств, если должник является юридическим лицом (фирмой), а сумма долга составляет несколько или несколько десятков тысяч литов. Мотив – для юридического лица – действующей фирмы – такая сумма долга не является большой, конечно, если в деле нет сведений о тяжёлом финансовом положении должника, которая показывала бы, что даже долг в несколько тысяч литов для ответчика является большим.

Для того, чтобы ответчики могли правильно защитить свои имущественные интересы из-за необоснованно применяемого ареста имущества и денежных средств, Гражданский кодекс предусматривает порядок и условия, при которых определения о временных средствах защиты могут быть обжалованы и отменены судом апелляционной инстанции. Ответчики, считающие, что арест их имущества и денежных средств применён необоснованно, в течении 7 дней от получения определения, могут обращаться в суд апелляционной инстанции с отдельной жалобой и просить отменить решение суда первой инстанции о применении временных средств защиты (ареста). В любом случае, хотим обратить внимание читателей на то, что жалоба об отмене такого определения не останавливает исполнения самого определения, поэтому средства временной защиты (арест) будут применятся до тех пор, пока суд апелляционной инстанции не отменит обжалуемое определение суда, а это, в зависимости от нагрузки суда, может занять от нескольких недель до нескольких месяцев.

Залог для обеспечения возможных убытков ответчика

147 ст. Гражданского процессуального кодекса устанавливает, что суд, применяя средства временной защиты, может потребовать, чтобы истец предоставил обеспечение возмещения убытков ответчика, которые могу появится из-за применения средств временной защиты (ареста), положив определённую сумму денег на судебный депозитный счёт или предоставив гарантию банка. В судебной практике по этому вопросу сформировалась установка, что в деле обязательно надо выдержать равновесие интересов истца и ответчика, и прибегнуть к мерам, чтобы законные интересы как истца, так и ответчика, были правильно защищены. Упомянутое определение Гражданского процессуального кодекса не устанавливает конкретных критериев, по которым суды должны установить размер денежного залога или гарантии банка, поэтому по этому вопросы суды должны принимать решения, опираясь на конкретную ситуацию в рассматриваемом деле.

Например, по вопросу размера денежного залога или гарантии банка Апелляционный суд Литвы высказался в гражданском деле № 2-240/2008, рассмотренном 10 апреля 2008 г. По данным дела видно, что решением суда первой инстанции было арестовано недвижимое имущество конкретного ответчика, общая рыночная стоимость которого, указанная в записи Регистра недвижимого имущества, составила около 90 тысяч литов. Было запрещено это имущество передавать третьим лицам, закладывать, сдавать на прокат или стеснять распоряжение арестованным имуществом другими повинностями. Ответчик в свою очередь обратился в суд и указал, что не имея возможности воспользоваться своим имуществом для инвестиций и коммерческих сделок, не может обеспечить своих обязательств банку или третьим лицам, не может получить от своего имущества никаких доходов, поэтому просит суд предоставить залог размером в 21 973,50 Lt или гарантию. Судебная коллегия, придерживаясь принципа равноправия сторон и процессуального равновесия их влияния друг на друга, принимая во внимание то, что недвижимое имущество ответчика арестовано уже 4 года, решила: из-за ограничения имущественных прав ответчик может понести убытки, поэтому потребовала у истца обеспечения возможных убытков ответчика.

В этом деле был применён и пример подсчёта возможных убытков ответчика. Ответчик, конкретное недвижимое  имущество которого было арестовано, возможные убытки подсчитал, как минимальные, опираясь на 1 ч. 6.210 ст. Гражданского кодекса – 5 процентов годовых доходов от средней рыночной стоимости арестованного имущества, которая установлена в записи Регистра недвижимого имущества. По подсчётам ответчика, минимальные убытки из-за этого конкретного ареста имущества составили бы 21 973,50 Lt, и по мнению суда, учитывая последствия ареста имущества, длительность сутяжничества, а так же колебания цен на рынке недвижимого имущества, в просьбе ответчика указанные убытки являются возможными. Поэтому требование ответчика, о предъявлении истцом денежного залога в размере 21 973,50 Lt для обеспечения возможных для ответчика убытков из-за ареста недвижимого имущества, было удовлетворено, и истец обязан внести залог в размере 21 973,50 Lt в депозитный счёт суда или предоставить гарантию банка на соответствующую сумму.

969       2010-02-09
14659

Ответственность перевозчика за груз

Рассмотрим гражданское дело, в котором суд решал вопрос об освобождении от ответсвенности по 17 ст. 2 ч. CMR конвенции (по обстоятельствам, которых перевозчик не смог избежать, и последствий, которым не мог пересечь дорогу).

894       2009-12-28
14669

Судебная практика в делах о потери груза на неохраняемых площадках

Коротко рассмотрим несколько дел, связанных с кражей грузов с  неохраняемых площадок, и применением 29 статьи Конвенции CMR. 1 часть 29 статьи Конвенции CMR предусматривает, что перевозчик не может руководствоваться установками конвенции, которые освободили бы его от отвественности или её ограничивали (например, 8,33 SDR за килограмм потерянного веса груза brutto), если вред нанесён сознательно или по вине перевозчика, которая по закону приравнивается к преднамеренным действиям.
 
 
 Определение Высшего Суда Литвы 7 июля 2009 г
в гражданском деле № 3K-3-318/2009
о возмещении убытков

Истец  просил присудить у ответчика 295 085,48 Lt для возмещения убытков и 5 процентов годовых процентов от присужденной суммы, проценты считаются со дня выдвижения дела в суде до полного испольнения решения суда.  Груз – компьютерная техника – был утерян из-за того, что водитель, перевозя груз через Польшу, на ночь остановился на заправке „Shell“, оставил транспортное средство на окраине площадки, около мойки. Площадка была окружена деревьями, не ограждена, не охранялась. Ночью была осуществленна кража, с боку прорезан тент полуприцепа и выгружена компьютерная техника. Во время ограбления водитель спал в кабине тягача.

Суд как  первой, так и второй инстанции, расследуя это дело, установили, что водитель, зная, что везёт очень дорогой груз, проехал охраняемую стоянку, а через 700-800 метров на ночь остановился на стоянке заправки „Shell“. Оценив обстоятельства остановки водителя для ночёвки и выбранное место, суд установил, что водитель не вёл себя даже с минимальной осторожностью и заботливостью, не прибегнул ко всем возможным средствам для осуществления безопасности и устранения факторов риска потери груза. Водитель, будучи опытным, зная польский язык и не в первый раз следуя по этому маршруту, в качестве приоритета выбрал экономию средств, а не безопасность груза.

Обстоятельство указанное перевозчиком, что ему не было известно о том, что выбранная им часть площадки не попадает в поле зрения видеокамер, только подтверждает вывод, что не убедившись в этом, водитель вёл себя крайне неосторожно Тем более, что водитель для стоянки мог выбрать платную охраняемую стоянку, которая находится в 700-800 метрах до им выбранной площадки около заправки и которую он проехал. То обстоятельство, что водитель ночью не оставил груз, а остался ночевать в кабине тягача, так же не может оцениваться, как подходящее доказательство осторожности, заботливости водителя.

Применяя 29 стастью Конвенции CMR, большая неосторожность перевозчика может приравниваться к преднамеренным действиям. В законадательстве Литвы под большой неосторожностью подразумевается пренебрежение простейшими правилами осторожности и заботливости.  По оценке Коллегии Высшего Суда Литвы, которая расследовала это дело, суды, расследовавшие это дело, по установленным фактическим обстоятельствам, имели судебное основание квалифицировать дейтсвия перевозчика, как большую неосторожность, которая приравнивается к пренамеренным действиям, и применять неограниченную ответственность перевозчика, присуждая всю стоимость груза, и не применяя в 3 части 23 статьи Конвенции CMR предусмотренного ограничения ответсвенности (8,33 SDR за килограмм груза).

Определение Высшего Суда Литвы  14 апреля 2009 г
в гражданском деле № 3K-3-172/2009
о возмещении убытков

631       2009-12-24
14677

Правка текста договора

Заключая договор о перевозке, достаточно часто случается, что перевозчик, не соглашаясь с заказчиком предложенными условиями договора, их корректирует: вычёркивает, поправляет суммы оплаты простоев, суммы оплаты перевозок, термины расчёта, пополняет договора некими условиями и т.д. В таких случаях возникает вопрос, становятся ли поправки текста договора действительными и обязательными для обеих сторон, или наоборот – поправки текста договора, выполненные односторонно и не подтверждённые другой стороной, не являются действительными и не создают для сторон договора обязательных прав и обязанностей.

В гражданском деле №. 2A-313/2008, расмотренном 21 октября 2008 г, была рассмотрена ситуация, когда заказчик, утверждая заказ, поправил сумму оплаты перевозки. Заказчик не согласился оплатить сумму, указанную перевозчиком и указал, что он не одобрил поправку договора о перевозке, поэтому договор действует на тех условиях, которые указаны в заказе, предоставленном перевозчику. Рассматривая это дело, Аппеляционный суд высказался, что стороны, заключая договор о перевозке, должны договориться о всех основных условиях договора, которые включают и цену перевозки. По данным дела видно, что заказчик передал, а перевозчик отвёз грузы в место назначения, т.е спора о факте предоставления услуг нет. Однако, заказчик отказывается платить требуемую перевозчиком дополнительную сумму, утверждая, что насчёт неё не было достигнуто договорённости. Стороны вели переговоры насчёт договора о перевозке грузов, передавая сообщения по факсу, поэтому заказчик указал, что по факсу он отправил перевозчику спорный договор о перевозке груза в письменной форме, предлагая конретную цену перевозки грузов. Это не оспаривает и перевозчик, признавая, что договора (предложения) он получил от заказчика, а из находящихся в деле копий и оригиналов спорных договоров видно, что в них перевозчиком сделаны рукописные изменения оплаты перевозки, увеличив оплату перевозки.

Перевозчик в деле признал, что записи об увеличении оплаты перевозки сделал он и передал по факсу заказчику. Однако, в этом деле суд сделал вывод, что перевозчик не доказал, что предоставил заказчику встречную оферту (предложение) и получил на неё акцепт ответчика. Печати заказчика есть только на перевозчику факсимильным сообщением отправленных договорах, а других печатей, подтверждающих предложенные перевозчиком изменения цен, в договорах нет. Кроме того, в самих договорах указано, что «все изменения и поправки договора являются недействительными», а перевозчику не доказав, что заказчик не был поставлен в известность об увеличенной цене перевозки грузов, заказчик не получил повинности платить большую – сторонами неоговоренную цену перевозки.

Кстати, перевозчик во время рассматривания дела указал, что составление договоров о перевозке по предложенной перевозчиком – большей – цене доказывают заказчиком взятые и внесённые в учёт ответчика, выписанные перевозчиком НДС счета фактуры, в которых указана большая цена перевозки, однако, суд решил, что такое утверждение необосновано. Внесение в учёт НДС счетов фактур предоставленных продавцом регламентируют законы, регламентирующие оплату и администратирование налогов, поэтому принятие этих документов финансовой отчётности не доказывает договорённость сторон о в них указанной цене перевозки.

709       2009-12-22
13 / 13«...910111213